?

Log in

No account? Create an account

dolphin_ca


Иммиграция - аттракцион для взрослых...

Американские впечатления и не только...


Previous Entry Share Next Entry
Почти по Гоголю...новосветские старики
dolphin_ca
Не мое, но не удержалась, очень мне понравилось.
Для незнатоков классики - краткий обзор Старосветские помещики
А я прокомментирую чуть позже.
Допускаю, что не всем будет интересно и главное много читать, но все осиливающие милости просим под кат.
                        «Дорогие мои старики,
                                   Дайте я вас сейчас расцелую,
                         Дорогие мои старики,
                      Мы еще повоюем»....


Я очень люблю бывать в гостях у этих скромных и гостеприимных людей.
Мне нравится их дом и двор, в которых чувствуется вложенные душа, любовь, труд и, надо сказать, немалые средства. Этот дом остался в наследство от отца. В то время двор в полуразрушенном состоянии со старыми деревьями и заросшим кустарником был уже запущенным, от когда-то добротного асфальта остались выбитые колдобины, в результате чего при подметании выносилось несколько ведер ненужного  мусора. Дом отапливался углем, при этом  уходило в день до семи ведер его и почти столько же выносилось в виде золы и неперегоревшего топлива.
        Из удобств в доме был только водопровод. Была, правда, и канализация, но все стоки сливались в яму, которую приходилось выкачивать каждые два месяца, поэтому воду экономили, при стирке грязную воду выносили ведрами на улицу, унитаз для опять-таки той же экономии смывался из ведра. Готовили на баллонном газе, который также нужно было заказывать и ждать неопределенное время.  Купались летом в уличном душе, бак с водой которого нагревался от солнца, зимой мылись в ванной, но обливались подогретой водой из ковшика. Стирка была тоже тяжелым испытанием: заливалась  горячая вода в машинку, в одной воде стирались по очереди все вещи по мере их загрязнения. Полоскали во дворе, воду выносили опять-таки на улицу, во дворе нельзя было выливать, так как портился асфальт.

        После того, как умер отец Афанасия Ивановича, во дворе остались проживать мать его и тетка, у которой никого не было и она всю жизнь жила со своей сестрой. Афанасий Иванович со своей женой Пульхерией Ивановной принялись восстанавливать свое имение. Поработать пришлось довольно много: вокруг дома и всех дворовых построек был заложен новый бетонный фундамент (дабы не провалились они в шахтные шурфы, которые проходили под всем городом), была проведена реконструкция всего дома. Провели центральную канализацию, газ, поменяли все окна и двери, сделан современный санузел, поставлены новые батареи, постелен новый  пол, в кухне установлены современная техника и мебель, а в ванной комнате новая стиральная машина. Вся  старая мебель была отдана соседу на дрова, а комнаты обставлены современной дорогой мебелью в стиле «Классик»: в спальне стояла огромная кровать, трюмо, трехстворчатый шкаф, на стенах фотографии, иконы, картины, написанные когда-то хозяином дома. В гостиной  стоял итальянский сервант с выставленной в нем хрусталем, старинной посудой, статуэтками и разными сувенирами, подаренными по тому или иному поводу друзьями и родственниками (иной раз совершенно бесполезными , посудой же всегда пользовались и ничего не хранилось «для красоты»). Всю столовую занимал огромный стол, на котором принимались все гости, иногда приходилось еще и раскладывать   его.
                                           
          Стены также были увешаны картинами и портретами родных и близких хозяев дома. Причем, на одной стене висели родственники Пульхерии Ивановны, а на другой — Афанасия Ивановича. Я знаю многие дома, в которых вывешенные портреты воспринимаются их хозяевами как пятна на стенах, к которым быстро привыкаешь  просто не замечаешь их. В этой же  семье на них смотрят, вспоминают умерших, часто пересказывают смешные истории, случившиеся с тем или иным родственником. Пульхерия Ивановна регулярно вытирает с них пыль, а в поминальные дни снимает их со стены, ставит на стол, а перед ними обязательно горит свечка и стоит рюмка водки с кусочком хлеба на ней.  
                                                  
            В зале стоит дорогая кожаная мебель, горит красивая люстра в том же классическом стиле. И только современный плазменный телевизор говорит о том, что жизнь внесла новый колорит в этот дом.
Была в доме и комната для гостей,  в которой стояли две кровати и огромный платяной шкаф. Здесь тоже видны атрибуты современной жизни — ноутбук с подведенным интернетом на компьютерном столике. Все это появилось уже после смерти двух сестер — Ольги Захаровны (матери Афанасия Ивановича) и Веры Захаровны, Царство им Небесное!    
    
          Двор тоже преобразился: вместо старых деревьев, которые на тот момент почти не плодоносили, появились новые-яблони, груши, сливы, абрикосы, по периметру были высажены сосны и голубые ели, которые очень хороши принялись и радуют глаз.

           Кустарники давали малину, смородину черную и красную, крыжовник колючий и неколючий, покрытый нежным пушком, между соснами растет клубника. Все свободные места занимали различные цветы, которые цвели с марта до первых заморозков. По мере цветения букеты старики носили на могилы, которых становилось все больше с каждым годом. Находились они на двух кладбищах в разных концах города. Но, несмотря на это, старики старательно ухаживают за ними, в поминальные, послепасхальные дни обязательно стараются езать невщирая на сосояние свое и погоды. Пульхерия Ивановна готовит что-нибудь вкусное, покупается водочка или берется своя. В этот день они подолгу сидят в оградах на том или другом кладбище и вспоминают своих близких. После возвращаются домой умиротворенные и с чувством выполненного долга отдыхают.

            Раньше на кладбище собиралось много людей, но в последние годы многие ушли в мир иной, дети разъехались, иные просто не могут по своему здоровью посещать эти места, а некоторые просто не хотят. Но стариков это не смущает, они каждый год приводят в порядок все могилы и подолгу сидят около них.

            После того, как Афанасий Иванович ушел в отставку, жизнь у них покатилась отлажено и спокойно.    Во дворе они соорудили небольшой  бассейн, который был окружен цветами, различной травкой и горкой из камней, увенчанной старым жерновом, который они обнаружили в углу двора. Построили огромный навес с таким же огромным столом. Вдоль стены стоят полки, на которых Пульхерия Ивановна выставила вещички, с которыми у нее что-то было связано за ее долгую жизнь. Свою коллекцию старины она называла музеем и очень радовалась каждой мелочи, которую ей приносили соседи и друзья, зная о ее увлечении. Навес соединялся с летней кухней, которая также была оборудована по последнему слову техники. В ней Пульхерия Ивановна гнала домашнюю водочку (она была в этом большая мастерица, все гости предпочитали откушивать ее вместо государственной), здесь происходила заготовка различных солений, консерваций, варилось варенье, которое практически никто не ел, оно раздавалось всем без разбора или перегонялось на ту же водочку. В дубовых бочках солились зеленые помидоры, замачивались яблочки. Пульхерия Ивановна любила осматривать в погребе все эти многочисленные банки и баночки, а Афанасий Иванович, угощая гостей, обязательно обращал их внимание на то, что все это сделано своими  руками, без ГМО.

          Иногда они готовили домашнюю колбасу, ничего вкуснее мне не приходилось есть. Делали они ее в огромном количестве, угощали абсолютно всех. Готовились вкуснейшие борщи  с чесноком и зажаренным салом, пеклись пирожки,блины, делались запеканки, вареники, плюшки, на все праздники гостей ждал фирменный  «Наполеон» на 5 килограммов, по куску  которого давалось каждому уходящему гостю.

          Построена из старого сарая прекрасная сауна, дом и все постройки обложены красивым кирпичом, двор покрыт плиткой, той же плиткой выложены дорожки в саду и поставлены дворовые светильники.

          Картошку, помидоры, огурцы Пульхерия Ивановна не садит (считает пустым делом, так как все это можно купить на рынке, да и лучше любоваться цветами и соснами, чем вырастить пару ведер этих овощей). Яблок и абрикос произрастает в таком количестве, что Афанасий Иванович раздает всем соседям, с которыми мои старики поддерживают самые дружественные отношения (играют в карты, вместе хоронят, гуляют свадьбы, обсуждают новости. Ну, не обходится и без ссор, особенно, когда тот или другой задумываются о новом заборе). В ответ на подаренные яблоки старики получают те фрукты, которых у них во дворе нет — поздние груши, айву, орехи, домашнее вино. Афанасий Иванович тоже  попытался заняться виноградом, садом, но что-то быстро охладел и все бразды отдал Пульхерии Ивановне. В его обязанности входит: уборка снега зимой, подметание двора, закапывание и подвязывание нескольких кустов винограда, подрезка роз, чистка бассейна, уборка мусора. В последнее время , после того, как Пульхерии Ивановне сделали операцию на бедре, и она стала передвигаться с палочкой, в обязанности Афанасия Иановича стала входить уборка дома по пятницам: пылесос, влажная уборка полов, мойка ванной комнаты. Пульхерия Ивановна только вытирает пыль и контролирует качество уборки. Поэтому в доме у них всегда чисто, часто стоят свежие цветы в вазах и очень уютно.

           Особенно мне нравилось бывать у стариков летом. Весь двор утопает в цветах, вокруг бассейна выставлены фигурки разных зверей, и воды на нас смотрит каменный Гоша, монстр, наполовину вылезший из воды. Некоторые гости считают, что в нем  есть черты самого Афанасия Ивановича.
За сауной ставится на лето еще один навес со столом и креслами. Там при желании можно играть в преферанс и отобедать-отужинать до самой темноты под звездами. Для этого проведен свет под навес и зажигаются фонари  по периметру всего двора.

            Гостей наши старики очень любят.  Кажется, что вся их жизнь проходит от гостей до гостей. Не было случая, чтобы при встрече или при телефонном разговоре , они не преминули бы пригласить  в гости любого, с кем бы они  не общались. Причем, это не было приглашением для приличия, нет, это было так произнесено, что  приглашенный уверен, что осчастливит своим визитом этих милых стариков, которые просто не смогут жить дальше без приглашенного. И все с удовольствием идут к ним в их гостеприимный дом в уверенности, что их там вкусно накормят, выслушают их бредни и всячески развлекут.

          Сами же старики не очень любят ходить в гости, да их и не особенно часто и зовут. Да и где может быть так легко и так вкусно, так приятно и так весело?!  
          Как только в воздухе запахнет весной, во двор выносится мангал, жарятся шашлыки, куриные крылышки, люля-кебаб. Пульхерия Ивановна выносит под летний навес окрошку, приготовленную на своем квасе  со сметаной или майонезом. А ее знаменитый холодец с домашним хреном и горчицей! А компоты круглый год  из мороженных фруктов зимой  и свежих летом! Причем, все это делается как-бы само-собой, без всяких усилий. А сама Пульхерия Ивановна в красивом наряде, а не в замызганном халате, совсем не выглядит уставшей, а веселится, развлекает гостей, успевает    вклиниться в любой разговор с дельной мыслью или шуткой по поводу той или иной темы .  Поэтому гости у них бывают чрезвычайно часто, они им всегда рады. Даже, когда гости приезжают без предупреждения, я вас уверяю,голодными они не останутся: маринованные грибочки, помидорчики с огурчиками, вкусное сало с хреном, картошечка с тушеными  овощами свиными ребрышками, настоящий украинский борщ с бураком, а не так, как варят его москали — с одной морковкой. Ну, а если вы заранее предупредите о своем визите, то вас будут встречать к как  Президента. Все это располагает к желанию часто общаться с милыми моему сердцу стариками.   
                                                     
          Животных они не держали, хотя Пульхерия Ивановна с детства очень любила кошек и однажды привезла из леса двух котят, самых обычных, беспородных с клещами в ушах и прочими  «сюрпризами», свойственными бездомным животным. Была проведена дезинфекция с показом их ветеринару , прививками, выводом всех паразитов. Афанасий Иванович поначалу очень был возмущен непослушанием своей благоверной супруги, но потом смирился и даже очень привязался  к котятам: взвешивал их, кормил, разговаривал с ними. Они отвечали ему лаской, встречали его у калитки, лежали на нем, четко определив все его проблемные места. Афанасий Иванович определил им место для проживания летнюю кухню, для чего ему пришлось отапливать ее зимой и держать приоткрытой дверь на улицу, чтобы они могли справлять свою нужду во дворе (для  этого чистились от снега площадки на клумбах). Иногда в гости к котятам приходили все коты со всего поселка. Так длилось полтора года. Но потом дети подарили моим старикам путевки в Крым в прекрасный санаторий. Они не хотели обидеть сыновей и поехали отдыхать на море,хотя очень  волновались за свой дом и за своими кошками. По приезду домой они увидели, что котам нездоровится. Дело в том, что их кормили дети, но им скучно, наверное, было быть одним дома, и они начали гулять по соседним дворам. А может уже кошек начали себе подбирать. Но кончилось все очень печально — их кто-то из «добрых» соседей отравил. Старики их возили по ветбольницам, ухаживали за ними, но ничего не помогло — погибли оба котика. Похоронили их под деревом у Кальмиуса. Очень переживали за ними, особенно Афанасий Иванович. Пульхерия Ивановна еще и мучилась из-за  того, что она была виной в этой эпопеи с котами. С тех пор они не заводят у себя никаких животных, хотя  и поступало с тех пор несколько предложений взять красивого котенка или щенка. Даже, когда Пульхерия Ивановна захотела купить живую рыбку в аквариум, старик уговорил ее не делать этого. Кончилось тем, что она украсила аквариум красивыми камешками и искусственными букетиками цветов.

          Жизнь моих стариков шла как-то слишком спокойно, почти без происшествий. После прожитых лет, полных различными заботами о большой семье (Пульхерия Ивановна благополучно разродилась двумя сыновьями-погодками и старшей дочерью). Афанасий Иванович, закончив морское училище, всю жизнь до отставки проработал механиком на пароходе, прошел все океаны, посетил все страны и города. Скучал за домом, за женой и детьми    и со слезами на глазах  уходил в очередной рейс. Пульхерия Ивановна преданно ждала его и растила детей, которых любила до самозабвения: лечила их, старалась вкуснее покормить их и одеть, чтобы не были они хуже других, с нетерпением ожидала их со школы, потом из института, старалась им помочь во всем (а была она, хочу сказать вам, очень образованным в свое время человеком, много читала, закончила технический институт, разбиралась в математике и физике, умела писать хорошие сочинения на любые темы). Но вместе с тем была строгой матерью, не баловала своих детей и не спускала им ни одной провинности. Поэтому они выросли умными (закончили школу с медалями и поступили в институт на бюджетное отделение), относились к своим родителям с полным уважением и любовью, хотя с годами и с некоторой снисходительностью.

            Став взрослыми, обзавелись своими семьями и детьми (у наших стариков 4 внука и 2 внучки) и оставили своих родителей, разъехавшись по городам и весям.     Уйдя в отставку, а Пульхерия Ивановна на пенсию, они поселились в отцовском доме, о котором я уже вам рассказывал, и зажили от пенсии до пенсии, хотя они такие мизерные, что без помощи детей им наврядли бы удалось сводить концы с концами. Они это понимали и с благодарностью пытались хоть чем-то помочь своим отпрыскам:

          Афанасий Иванович  помогает в работе своему старшему сыну, Пульхерия Ивановна хорошо помогла дочери с воспитанием детей (ей тогда было около пятидесяти), немного помогла младшему сыну — понянчилась с их сыном, старалась сделать все заготовки на всех детей и внуков (сказать правду, ни не сильно в этом нуждались и брали полные банки исключительно, чтобы не обидеть старушку). Старики копили деньги и на рождения детей и внуков выделяли, по их мнению, весьма солидные суммы в виде подарков и страшно этим были горды. Им хотелось быть независимыми, но этого не получается, так как появились болячки, выросли цены, поэтому обойтись без помощи детей у них не очень получается.  
                                                       
           Живут мои старики в любви и уважении друг к другу и страшно боятся остаться в одиночестве. Женились они 43 года назад по большой любви и страсти. Учились в одном классе, потом несколько лет переписывались и встречались на каникулах. Потом поженились, скитались по квартирам и только через 16 лет обзавелись своей квартирой, а потом уж поселились в этом доме, который и для меня стал причалом, как и для их детей. Афанасий Иванович очень любил вспоминать историю их любви с Пульхерией Ивановной и в десятый раз рассказывал ее новому слушателю, дополняя с годами все новыми и новыми деталями, отчего слушать ее становилось все интереснее. Пульхерия Ивановна делала вид, что хочет остановить его, но было видно, что слушает она его с огромным интересом, как-будто слышит это впервые. И вообще все с удовольствием смотрели на эту сладкую парочку и, конечно, завидовали их любви, пронесенную через столько лет, в которых были и нужда, и похороны близких, и болезни, и скитания, но были и радость встреч, рождение детей и внуков, а, главное, слияние двух половинок, которые многие из нас так и не могут найти на своем жизненном пути.

          Нельзя сказать, что они совсем не ссорились, но ссоры эти были недолговечны и как-бы по-нарошку.  Так, Пульхерия Ивановна  , проснувшись, говорила: «Афанасий Иванович, а чем бы нам полезным сегодня заняться?». Она просыпалась по-старчески очень рано — в четвертом часу утра. Всегда находилась какая-то работа: готовка обеда, глажка, стирка, нужно было что-то починить, поштопать. Если  все переделано, то она читает , точнее перечитывает старые книги: Гоголя, Пушкина, Толстого. Она находит в них много для себя нового, того, чего не смогла найти в молодости. Иногда смотрела ночное телевидение. Утром шла будить своего ненаглядного, убеждая его, что грех проспать такое утро, что оно никогда  не повторится, что  осталось немного времени и жаль просто проспать его. Афанасий Иванович начинает ворчать, что он еще хочет поваляться в постели и что всякая работа может подождать. Слова «потом»и «завтра» стали его любимыми словами. Он обязательно сделает все, о чем просит Пульхерия Ивановна, но  не сразу, а тогда, когда он сам (как он думает) решит это сделать. Вот тут и начинаются  споры о необходимости того или иного действа. Такие же споры возникают и при покупке продуктов или вещей, без которых Афанасий Иванович считает можно вполне обойтись, но Пульхерия Ивановна настаивает на том,что завтра это будет стоить гораздо дороже и прожить без этого совершенно невозможно. Она часто,  почти всегда, оказывается права, чего Афанасий Иванович никогда не признает.

            И  вообще он боится выглядеть  мягким и  зависимым от чьего-то мнения, никогда не был особенно ласков с женой, не хвалил ее и был скуп на комплименты, но все вокруг видели, что он просто обожает свою Пульхерию Ивановну, да и она  хорошо об этом осведомлена, хотя ей и хотелось чаще слышать от мужа слова любви и благодарности. Если Афанасий Иванович чем-то обижал ее, он никогда не признавал своей вины и, тем более, никогда не просил у нее прощения. Но она была человеком отходчивым, долго сердиться не могла и в любой ссоре старалась найти свою вину, ужасно не любила, когда кто-то смел поступки своего мужа и всегда и во всем поддерживала его.

            Она часто задумывалась о том, что будет с Афанасием Ивановичем после ее смерти, так как видела, что вокруг мужчины раньше женщин уходят в мир иной. Она волновалась о том, как будет жить ее любимый, кто  будет заботиться о нем так же, как она. Иногда она говорила ему,  чтобы он сразу же женился, и даже  предлагала ему ту или иную кандидатуру из одиноких женщин, находя в них  какие-то достоинства, которые бы пошли во благо Афанасию Ивановичу. Но по прохождению какого-то времени находила десяток недостатков, с которыми невозможно было смириться.

            Она говорила о своей смерти спокойно, давала распоряжения, где похоронить ее, в каком платье, как поделить между внуками нехитрое ее добро. Платье она собирается купить к своему 65-летию, еще в молодости в ее гардеробе появились брюки, с которыми она не расставалась, считая их удобными на все случаи жизни. Но в другую жизнь она хочет войти в красивом платье. Но для этого ей надо похудеть, как считает Афанасий Иванович, на 15 кг. Пульхерия Ивановна села на жестокую диету, но при этом она лишена злости и зависти к едокам, готовит по-прежнему вкусные обеды и так же принимает гостей и выпивает с ними рюмку-другую водочки, запивая ее холодным пивом (голова у нее никогда не болит).

            Люблю я наблюдать за моими стариками, когда они делают очередной ремонт. Афанасий Иванович может делать абсолютно все, но под чутким руководством своей Пульхерии Ивановны. Без нее он вообще ничего никогда не делает. Однажды у Пульхерии Ивановны была жуткая депрессия, которая длилась целый год. В этот период она не принимала гостей и ничего не делала, целыми сутками просиживая за преферансом у компьютера. Афанасий Иванович ничем не упрекал ее, но тоже целыми днями лежал на диване и смотрел телевизор. Во время ремонтов он постоянно ворчал на жену, упрекая ее в том, что неровно лег лист обоев на стену, что попалась плохая краска, она была виновата в том, что их обокрал очередной прохиндей-рабочий, что плохой цемент и так далее. На все это Пульхерия Ивановна ласково оправдывалась и постоянно хвалила мужа, мол, как хорошо наклеены обои, как он хорошо прибил плинтуса и как здорово он придумал сделать ту или иную реконструкцию (хотя идея эта была ее, но она как бы забыла об этом, да и ума у нее на это не хватило бы). Потом они вместе любовались проделанной работой, звали опять гостей на очередное «новоселье» после ремонта. И снова воцарялся мир и лад в их доме.
                                                   
            Расскажу об одном дне, который я наблюдал, будучи у них в гостях.          Я уже писал, что Пульхерия Ивановна просыпалась очень рано. Когда поднимался Афанасий Иванович, на столе его поджидал завтрак. Это были вареные яйца, сосиски в тесте, каша с тыквой, изюмом, рисом, томленая в глиняном горшочке, стакан кефира. На предложение Пульхерии Ивановны откушать, Афанасий Иванович отказывается, говорит, что еще не готов и сам знает, когда ему завтракать. Но не проходит и десяти минут, как он съедает пару яиц, сосиски в тесте, кефир. Кашу он не ест, объясняя это своим «маленьким» желудком.
            Проходит еще полчаса. Афанасий Иванович возвращается на кухню и говорит, приблизившись к Пульхерии Ивановне: «А что, Пульхерия Ивановна, может быть, пора закусить закусить чего-нибудь?» -»Чего же бы теперь, Афанасий Иванович, закусить? Разве кашку съедите, или сальце порезать с хреном и горячим хлебцем, может быть сосисочку отварить?» - «Пожалуй, хоть  и сальца кусочек или кашку гарбузовую с изюмчиком» - отвечал Афанасий Иванович, и на столе вдруг являлась скатерть с салом и кашей.                                                               
           За час до обеда Афанасий Иванович закусывал снова, выпивал кваску, холодного с изюмом и хреном. Иногда съедал окрошку — небольшой тазик литра а два, потом шел под навес, где несколько раз поднимал штангу с весом, соответствующим его возрасту  настроению. Во дворе мог полакомиться растущей ягодой. Обедать садились в два часа. На столе стояло несколько блюд: наваристый и густой борщ с пампушками или бутербродами с салом, на второе подавалось что-нибудь мясное — кусок курицы или кусок жареной свинины с гарниром. Если были макароны или отварной картофель, то в тарелку должно быть положено большое количество  коровьего масла, никакие подливы не признавались. А если подавался холодец с чесноком и с хреном, то съедался целый судок, сверху обязательно выливался прямо из банки неимоверное количество майонеза. Из напитков на столе были квас, компот, молоко или кефир. Спиртное в это время суток не подавалось, так как  по роду своей помощи старшему сыну, Афанасий Иванович должен быть трезвым хотя бы до шести вечера, так как в любой момент должен был сесть за руль.

              Пульхерия Ивановна же за стол без гостей почти не садилась, так как всегда была на очередной диете, поэтому что-то где-то клевала. Но, так как гости у них были очень часто, то похудение продвигалось с трудом, отчего она приходила в отчаяние и даже плакала после очередного взвешивания.                                              
              После обеда Афанасий Иванович ложился на диван посмотреть новости по телевизору, но буквально через десять минут по всему дому разносился его храп. Пульхерия Ивановна днем не спала, ей было жалко тратить на это время. Иногда она (если во дворе нечего было делать) выходила на улицу посидеть с соседками и поговорить о ценах в магазинах и на рынках, о том, что у кого болит, что делается в каждом доме и просто посплетничать.                                               
              Кто-то выносил на улицу и угощал горячими чебуреками, у кого-то раньше всех поспели вишни, а кто-то выносил домашнее вино. Чебуреки Пульхерия Ивановна приносила мужу и говорила: «Вот попробуйте, Афанасий Иванович, какие вкусные чебуреки». «Да я люблю только ваши, Пульхерия Ивановна!». Но чебуреки немедленно исчезали. После этого Афанасий Иванович съедал еще несколько груш и отправлялся погулять на улицу. Там он встречался с соседями. Они садились играть в «дурака», часто спорили, иногда выпивали под нехитрую закуску, говорили о политике, ссорились и мирились. Женщины подсаживались к ним только  по праздникам. Тогда стол ломился от всяких домашних вкусностей.
Придя домой, что-то сделает по огороду — польет или подвяжет виноград. Немного погодя он отправляется к Пульхерии Ивановне и говорит: «Чего бы такого поесть, Пульхери Ивановна?»  -»Чего бы такого?» -говорит Пульхерия Ивановна,-»Разве я принесу ряженки домашней или киселика с плюшками?» -»И то добре», - отвечает Афанасий Иванович. «А может вареничков с творогом?»         -»И то хорошо», - отвечает Афанасий Иванович. После чего все это немедленно будет принесено и, как водится, съедено.
                                           
                Перед ужином Афанасий Иванович еще кое-чего закушивал. В половине девятого садились ужинать. Спали мои старики с недавнего времени в разных комнатах. Пульхерия Ивановна нуждалась в близости туалета, так как ей тяжело было ходить после операции. Афанасий Иванович занимал комнату для гостей. Он подолгу смотрел  все политические передачи, во время рекламы частенько наведывался в холодильник и подъедал там все, что оставалось от ужина. Иногда таскал конфеты из хрустальной вазы в столовой.  Засыпал он очень поздно, так как еще подолгу общался по Интернету со своими детьми и друзьями, раскиданными по свету.

              Пульхерия Ивановна пыталась посмотреть очередной сериал, но быстро засыпала с тем, чтобы проснуться в 3-4 часа утра. Эти ранние часы  она очень любила и наслаждалась ими.                                                                    
              В перерывах между принятием пищи супруги делились своими снами, говорили о политике (причем, в этих вопросах царили полное единодушие и понимание),      переживали за детей, мечтали поехать к ним в гости, спорили о том, что нужно  и что не нужно сделать в ближайшее время, советовались чем вкуснее накормить гостей и как помочь родственникам и престарелым соседям (так случилось, что на своей улице они остались самыми молодыми, и все соседи обращались к ним за помощью).  
   
              Вот так проходила их жизнь день за днем. Зимой Пульхерия Ивановна вязала, писала стихи (главным критиком, конечно, был Афанасий Иванович), писала историю семей своей и мужа. Причем относилась к этому со всей серьезностью и огромным вниманием, получая от этого неописуемое удовольствие, с трудом дожидаясь утра, чтобы продолжить работу. Пишет она все для себя, не ожидая признания своего творчества. Афанасий Иванович всячески поддерживает ее в этом, гордится ею и с удовольствием слушает ее стихи и даже подсказывает ей кое-какие идеи и темы для написания очередного «шедевра». Пульхерия Ивановна живет с мечтами о новом платье, о купании в теплом море и совершенно не считает себя старухой. Я очень люблю удивительную пару, дай  Бог им здоровья! 
                                                           
               От автора: у Гоголя Афанасию Ивановичу было 60 лет, а Пульхерии Ивановне — 55. Моим старикам соответственно — по 64лет.

 

promo dolphin_ca august 22, 2015 01:10 146
Buy for 100 tokens
Пошел второй третий четвертый год в Америке, а чувство нереальности происходящего не исчезает. Небольшой экскурс по событиям прошлого и настоящего - впечатления об Америке и не только. Порой мысли вслух. Захотите к ним присоединиться - You are WELCOME!…

  • 1
Что-то тот факт, что им по 64 и их называют стриками и ведутся активные разговоры о смерти, режет ухо. Моей бабушке 84 в России, 20 лет назад я бы ее старухой не назвала, и американская бабушка только в свои 86 подподает под этот образ. Моей маме уже не так долго до 60ти, я ее считаю еще очень молодой, ее с трудом бабушкой назовешь.

Я догадывалась, что ты возмутишься особо этому факту:))

Ты линк на классику не открывала..."старики" идет в параллели с Гоголевским произведением.
И внизу пометка, что героям Гоголя было даже 55 и 60 ))

В реальной жизни героев повествования так никто не называет.%-)
Хотя все остальное взято из жизни.


Edited at 2015-02-11 09:53 pm (UTC)

Да я знаю классику. В гоголевское время так оно и было, Я про параллели понимаю, но я так понимаю история не предуманная. Я даже не то, чтобы возмущаюсь, а скорее пугаюсь, что такое мироощущение в 64, о какой подготвке к смерти и покупке платья может идти речь?

Ну...вот такие у всех разные мироощущения.:)

По возрасту - не старики, а вот по духу скорее да, чем нет. Наверное, они уже в 45 были стариками.

Ну...почему сразу в 45 ))

Отличный текст, очень понравился! Стильно и остроумно.

Спасибо, Инн.
Маме приятно будет :) Она старалась придерживаться стиля.

Он, как правило, мягкие и добродушные.

Старики?:)
Да..чаще всего так. Но бывают и исключения

Да, я обобщённо про стариков написала.
Но твоих стариками не назвала бы. 64 какие же старики? :-)

Маме? Это твоя мама написала? Я заметила некоторую похожесть в описании семьи. Хорошо написано. А что старики, так в России так и есть - вышел на пенсию, отработанный материал. Жизнь такая тяжелая - выживаем!

Спасибо :-) Да, это мама написала. Я там еще вспомнила, что у меня фотографии были. :)

В 64 - разве это старики?
Лучше, как Зельдин, в сто почти как юноша выглядит...

Ну воооот...ты то я думала в курсе классики :))

Понимаю, что проводятся параллели с Гоголевскими помещиками, но 64 года сейчас - это еще бодрые энергичные люди, которых стариками назвать нельзя. Моим сейчас 80-81, более похожи на молодоженов. Сосредоточены друг на друге, ни минуты врозь. Спят до сих пор только вместе, ложиться и вставать стараются одновременно.

Какие молодцы! Сто лет здоровья им!

Ну..старики это по Гоголю...а так вчитаться там много энергии :))

Оль, я прочитала это уже после следующего поста, так что понимаю про кого этот рассказ.
Очень теплый, и очень хороший. Тут наверху написали, что мол себя в 45 уже стариками чувствовали.... Мне кажется, тут вообще себя никто стариком не чувствует. Это просто люди так проживают этот этап жизни. С чувством к каждому мгновению. Ощущая его. И точно зная, что вместе навсегда. Но навсегда может закончиться в любой момент. И не важно, сколько тебе в паспорте в этот момент. Поэтому и мысли о платье... Каждый по-разному примеряет на себя мысль о своем уходе.

Спасибо, Оля!
Ты правильно поняла :)) Мама тут все переживала, что все зацепились за "старики" и остальное прошло мимо.
Хотя безусловно это личное и интересно узкому кругу..мне особенно:)

не знаю.. я не считаю людей в 64 года старыми..а здесь ощущение, что они сразу какие-то старые.. ли я со своими сравниваю

Ты уверена, что это ощущение а не впечатление от слова "старики" :)
Если что это пришло из Гоголя))

уверена .. Как то все написано , как про стариков .. Понимаешь, что им лет по 80

Йех, не все понимают тонкую душевную организацию...
А рассказ о предках будет показан? Невероятно интересно!

Там мне надо таки редактировать и там получилось не так литературно :) более автобиографично что ли....по фактам.
Может быть у меня дойдут руки.
Все прошу их фото прислать и все никак.

Но не откладывай!))
А там глядишь, и я возьмусь...

  • 1